Чтобы посмотреть
представительство
в Вашем регионе
,
перейдите в раздел контакты.




ВМП в социальных сетях:

ОГНЕЗАЩИТА СТРОИТЕЛЬНЫХ КОНСТРУКЦИЙ. ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ

Журнал «Новый уральский строитель» № 5-6 2012

«Круглый стол» на эту тему редакция журнала провела 29 мая совместно с областным министерством строительства и развития инфраструктуры, Союзом строителей Свердловской области и Союзом проектных, научных и изыскательных предприятий и организаций. В обсуждении приняли участие представители государственных надзорных органов, учебных заведений, научных учреждений и предприятий – пользователей огнезащитных материалов.

Тон заинтересованному разговору задала информация об уровне пожарной безопасности на объектах строительства, которой поделился Александр Забанных, начальник отдела пожарного надзора Управления государственного строительного надзора Свердловской области:

- В целом количество пожаров на объектах строительства невелико. В основном, они происходят в бытовых городках и в строящихся зданиях на стадии начала отделочных работ. С застройщиками работа в этом плане ведется, и нужно отметить, что крупные фирмы делают правильные выводы. Например, по бытовым городкам на стройплощадках и при организации работ ООО «Атомстройкомплекс», ООО «Астра Строй», ООО «Эфес» замечаний практически нет. Хотя на объектах большинства застройщиков в нашей области нарушения требований пожарной безопасности при выполнении строительно-монтажных работ выявляются сотрудниками отдела пожарного надзора практически на каждой проверке.

Если говорить в целом об уровне пожарной безопасности, то проблем здесь остается немало. Обеспечение пожарной безопасности должно вестись по двум направлениям. Первое связано с соблюдением противопожарного режима при производстве строительно-монтажных работ. За последние пять лет при проведении надзорных мероприятий специалистами отдела пожарного надзора не было случая, чтобы не вывалялись те или иные нарушения и не возникало необходимости привлекать виновных лиц к административной ответственности. Вопрос действительно очень серьезный. И в плане организации обучения, и в организации выполнения пожароопасных работ, соблюдения требований проекта организации строительства и стройгенплана - тут сплошные недоработки, хотя сегодня нормативной базой и надзорным органом все требования определены и должны быть понятны.

Вторая группа нарушений – связанные с отступлением от проекта при устройстве конструктивно-планировочных решений путей эвакуации, устройстве противопожарных преград, по контструктивному и техническому исполнению систем обеспечения противопожарной защиты, выполнению требований технических регламентов на выполнение данного вида работ. Тема, которую мы сейчас обсуждаем – устойчивость зданий при пожаре – весьма актуальна. Хотя на сайте нашего управления выложены все требования, которые мы к застройщикам предъявляем по огнезащите материалов и конструкций, они зачастую игнорируются. Работы могут выполняться организациями, не имеющими допусков СРО и лицензии МЧС, без проектов на выполнение огнезащитных работ, без своевременной регистрации журналов производства работ, с нарушениями требования технических условий на выполнение работ. 60% нарушений в таких вопросах – это замена материалов, отступления от проекта, изменения конструктивных решений и тому подобная «самодеятельность» застройщиков. Поэтому можно сказать, что в целом в строительном комплексе уровень пожарной безопасности оставляет желать лучшего.

- Кто и как отслеживает нарушения строителями «Технического регламента о требованиях пожарной безопасности»?

Александр Забанных:

- Советская система нормирования и современная – техрегламентов и сводов правил концептуально друг от друга мало чем отличаются. Единственное изменение – сегодня введено гибкое нормирование, которое позволяет проектировщику, используя научно-технические достижения, расчеты (введено понятие расчета пожарного риска), огневые испытания, доказывать, что принятое решение обеспечит безопасность людей. Но это должно проводиться на стадии проектирования, а не когда застройщиком допущены отступления от требований регламента.

Вопросы, связанные с соблюдением норм, сейчас отслеживает государственная экспертиза проектной документации. Но меня сегодня тревожит узаконение негосударственной экспертизы: соответствующее постановление правительства есть, но порядок аккредитации не прописан, а экспертов в сфере обеспечения пожарной безопасности у нас в Свердловской области не так много.

Что касается госстройнадзора, мы должны следить за тем, чтобы технические и конструктивные решения на деле соответствовали проектным. Экспертиза проектной документации проходит на стадии «П», но на стадии «Р» почему-то нередко меняется функциональное назначение, появляются изменение конструктивных решений, идет замена строительных материалов без учета их пожарно-технических характеристик. Особенно это касается отделки путей эвакуации людей, и это непосредственно влияет на обеспечение безопасности.

Я за то, чтобы все виды работ выполнялись в соответствии с техническими условиями, чтобы в журнале производства работ были прописаны последовательность их выполнения и проведение операционного контроля. Тогда у надзорных органов вопросов к застройщикам будет меньше. А уж если у строителей нет соответствующих допусков СРО, лицензии МЧС, то говорить о качестве работ обеспечения безопасности вообще не представляется возможным.

- Как и кем должна обеспечиваться пожарная безопасность строящихся объектов?

Александр Забанных:

- В этом вопросе сегодня полная ясность. 25 апреля этого года правительственным Постановлением № 390 выпущены новые Правила противопожарного режима в Российской Федерации, которые заменили Правила пожарной безопасности РФ. Концептуально там ничего не поменялось, какие-то требования ужесточены, какие-то расширены, но принято, что в разделе «Строительно-монтажные и реставрационные работы» появилась корректировка по целому ряду пунктов. Законодатель в 70% требований прописал ответственность руководителей строительства, что и требует Федеральный закон № 337-ФЗ от 27 ноября 2011 года «О внесении изменений в Градостроительный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации». А именно там сказано о том, что вся ответственность за выполнение мероприятий, связанных с обеспечением пожарной безопасности, возлагается на собственника строительного объекта.

- Больше трех лет в России применяются декларации пожарной безопасности. Как вы думаете, насколько оправдала себя эта практика?

Александр Забанных:

- В федеральном законе говорится, что главная цель этих деклараций – как раз четкое определение ответственности за обеспечение безопасности зданий со стороны собственника. Согласно части 5 статьи 6 Технического регламента о требованиях пожарной безопасности юридическим лицом – собственником объекта защиты – в рамках реализации мер пожарной безопасности должна быть предоставлена в уведомительном порядке до ввода в эксплуатацию объекта защиты декларация пожарной безопасности в соответствии со статьей 64 настоящего Федерального закона. Порядок подачи и форма декларации определяются приказом МЧС РФ от 24 февраля 2009 года № 91 «Об утверждении формы и порядка регистрации декларации о пожарной безопасности». Собственник подает декларацию в МЧС на вновь построенное здание до ввода объекта в эксплуатацию. Собственник в декларации перечисляет, какие инженерные системы предусмотрены на объекте по обеспечению безопасности, при этом подтверждает, что они смонтированы, работоспособны и обязуется поддерживать в этом состоянии.

Ни для кого не секрет, что на период выдачи заключения об оценке соответствия смонтированных систем обеспечения пожарной безопасности они работоспособны, но в процессе эксплуатации уже через полгода картина другая, потому что собственник не заключает договор на обслуживание этих систем, и они приходят в негодность. И тогда нет смысла говорить о том, что здание безопасно, а реализованные проектные решения работоспособны. Контроль всего этого – прерогатива МЧС России. На сегодня, на мой взгляд, выполнение декларантом требований, которые он изложил в декларации, оставляет желать лучшего. В соответствии с Федеральным законом № 294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» выход надзорного органа на объект для проведения мероприятий по контролю возможен только после уведомления проверяемого должностного или юридического лица о проведении проверки, за это время он в состоянии подготовиться к проверке, а потом опять все пустить на самотек.

Виталий Смирнов, преподаватель кафедры пожарной безопасности в строительстве Уральского института ГПС МЧС России:

- В Федеральных законах № 184-ФЗ от 27 декабря 2002 года «О Техническом регулировании» и № 123-ФЗ от 22 июля 2008 года «Технический регламент о требованиях пожарной безопасности» дается четкое определение, что такое декларирование о пожарной безопасности. Оно является формой оценки соответствия, а декларация – это документ, подтверждающий соответствие заявленным требованиям. Так и было в первоначальной редакции 91-го приказа МЧС, где говорилось, что собственник в декларации излагает мероприятия, которые выполняются на его объекте защиты. Но через год 135-м приказом МЧС были внесены изменения, согласно которым собственник декларации излагает только то, что должно быть в идеале на его объекте защиты. Другими словами, с собственника, по сути, снимается ответственность за то, что указано в декларации.

Андрей Конышев, начальник отдела отделочных материалов ОАО «Тизол»:

- Практика показывает, что ни застройщик, ни подрядчики не заинтересованы в обеспечении пожарной безопасности, а лишь в том, чтобы выполнить все работы побыстрее и подешевле. Даже на строительстве комплекса зданий для саммита АТЭС на острове Русском, где собственник – Правительство России, как мы знаем, наблюдаются многочисленные нарушения техрегламента и технологии монтажа.

Дмитрий Попов, заместитель директора по производству ООО «КСБ»:

- На самом деле подрядная организация несет ответственность в рамках своих гарантийных обязательств. Поэтому она как раз заинтересована в том, чтобы сделать все качественно. Но так как бюджеты, как правило, урезаны. Это часто не представляется возможным. Должна быть заинтересованность именно собственника в том, чтобы не экономить на безопасности и не тратиться на исправление брака, и застройщика, чтобы использовать качественные материалы.

А снижение цены предполагает только два варианта выполнения работ: либо применение дешевых низкокачественных материалов, либо несоблюдение техрегламента на производство работ. И то, и другое делают огнезащиту неэффективной. Причем речь идет не только о бюджетных организациях. Коммерческие предприятия ведут себя точно так же. Пытаясь сэкономить на огнезащите.

Андрей Конышев:

- К сожалению, тендеры на подряды сегодня выигрывают те компании, которые предлагают наименьшую стоимость. Но в последнее время появились сообщения о том, что депутатами Госдумы уже подготовлены поправки в Федеральный закон № 94-ФЗ, согласно которым основной упор при проведении конкурсов будет делаться не на себестоимость работ, а на квалификацию, соответствие оценке, качество материалов и прочее. Потому что сегодня даже по мероприятиям огнезащиты конструкций цену определяет застройщик, который может и не представлять всего круга вопросов, которые необходимо при этом решить.

Ольга Субботина, заместитель генерального директора по коммерческой деятельности ЗАО Научно-производственного холдинга «ВМП»:

- В настоящее время даже собственники объектов зачастую в целях экономии средств идут на откровенные нарушения требований норм пожарной безопасности. Бывают случаи, когда собственник здания выделяет на огнезащиту металлоконструкций суммы, достаточные лишь для получения формальных бумаг, тогда как работы не выполняются. Некоторые подрядные организации при проведении работ используют партии покрытий, объем которых составляет небольшой процент от указанного в проекте. В результате либо не набирается толщина покрытия, либо окраска основного объема производится дешевыми некачественными материалами.

Также нередко проекты огнезащиты заказываются с качественными системами покрытий, фактически же применяются материалы, не имеющие никакого отношения к огнезащитным. Естественно, при подобном использовании огнезащитные материалы не будут нести заявленных функций. Для того чтобы избежать подобных ситуаций, необходимо усилить процедуру инспекционного контроля, на сегодняшний день, к сожалению, недоработанную.

- В последние годы на российском рынке появилось много новых строительных материалов. Они проверяются на соответствие противопожарным требованиям или приходится доверять производителю?

Александр Забанных:

- На сегодняшний день есть перечень продукции, подлежащей обязательной сертификации в области пожарной безопасности, и ясно, что номенклатура, не имеющая соответствующих сертификатов, в которых определены пожарно-технические характеристики, не может применяться на территории Российской Федерации. При этом застройщик сам выбирает ту или иную продукцию. Навязывать мы не вправе.

Дмитрий Бессонов, начальник сектора исследовательских работ ФГБУ «СЭУ ФПС «Испытательная пожарная лаборатория» по Свердловской области:

- Наша лаборатория имеет возможности для проверки, испытания на огнестойкость строительных материалов и конструкций, покрытий, средств огнезащиты. Но мы не видим заинтересованности в этом со стороны застройщиков. И это не может не вызывать обеспокоенность.

Андрей Конышев:

- Препятствует появлению на свет новых реальных средств огнезащиты еще и то, что ваша лаборатория недостаточно оснащена оборудованием для огневых испытаний различных строительных конструкций и сетей. На этих площадях в Екатеринбурге можно испытывать только несущие металлоконструкции, внутренние и наружные стены и перегородки, противопожарные ворота, двери и шторы. А вот огнестойкость защищенных коробов систем вентиляции и дымо-газоудаления, железобетонных и деревянных конструкций, электрокабелей, кабельных лотков и проходок мы вынуждены определять в лабораториях Центрального федерального округа. Это дополнительные гигантские транспортные, командировочные расходы.

Поэтому считаю, что жизненно необходимо существование у нас максимально оснащенной лаборатории, куда с радостью будут обращаться производители противопожарного оборудования и средств огнезащиты из регионов Сибири, Урала, восточной части Европейской территории России. Новое помещение для такой лаборатории уже сооружено, теперь государственным органам необходимо найти средства для формирования инфраструктуры, прокладки энергетических и коммуникационных сетей, закупки и монтажа испытательного оборудования. Деятельность такого подразделения, несомненно, окажется коммерчески выгодной.

Дмитрий Бессонов:

- Наша лаборатория находится на полном самофинансировании, поэтому расширять свои технические возможности мы можем только в пределах заработанных средств. Но мы планируем делать это.

Ольга Субботина:

- За последние 3 года на территории Российской Федерации появилось множество новых огнезащитных материалов, в частности это касается красок. Наши специалисты отслеживают их появление. Некоторые производители на словах и на бумаге заявляют о таких свойствах своей продукции, которых просто не может быть. Например, недавно появилась и прошла сертификацию краска, по описанию аналогичная другим огнезащитным ЛКМ, повышенная степень огнестойкости которой (90 минут) якобы получена на очень маленькой приведенной толщине металла (3,4). Любой специалист понимает, что достичь подобной степени огнестойкости при данной приведенной толщине невозможно. Мы считаем, что процесс сертификации должен стать более прозрачен. Лучшим выходом из ситуации могло стать создание некого нового независимого сертификационного института, действия которого позволили бы повысить пожарную безопасность на объектах и избежать недобросовестной конкуренции.

- Каковы наиболее уязвимые в пожарном отношении конструктивные элементы зданий и сооружений?

Виталий Смирнов:

- Вопрос отнесения элементов зданий к несущим и ненесущим конструкциям четко изложен в Своде правил «Системы противопожарной защиты. Обеспечение огнестойкости объектов защиты СП 2.13130.30». Там сказано, что все элементы которые участвуют в общей устойчивости и геометрической неизменяемости здания – колонны, ригели, балки, фермы, различные связи, диафрагмы жесткости и т.д. – относятся к несущим элементам. Нередко возникает вопрос, куда относить межэтажные перекрытия при каркасной конструктивной схеме здания – к собственно перекрытиям или все же к несущим элементам? От этого зависит, какие требования будут предъявляться к огнестойкости материалов. Думаю, что нужно исходить из наиболее высоких требований.

В зданиях первой и второй степеней огнестойкости – жилых, административных – законодательно закреплено применение только конструктивных систем огнезащиты. Кроме того, есть большой выбор на рынке огнезащитных покрытий. Например, вспучивающиеся покрытия сохраняют свои свойства в течение от 2 до 10 лет, но методов испытаний на этот срок не существует, и производители их не проводят. Необходимость периодического восстановления тонкослойных покрытий обеспечивает непрерывный спрос на них, но аналитики рынка указывают, что ежегодные расходы на потребление тонкослойных покрытий в России в 10 раз превышают размер материального ущерба от пожаров. Об этом тоже нужно думать, выбирая тот или иной способ защиты.

Кроме того, невозможно оценить без испытаний по ГОСТу 30247 предел огнестойкости строительных конструкций с нанесенным тонкослойным покрытием. Тот метод, который применяют проектировщики, оценивая предел огнестойкости по сертификату «Огнезащитная эффективность» - абсолютно неправилен. Законодатель разграничил метода. В Своде правил СП-2 сказано, что огнезащитная эффективность оценивается по ГОСТу 53295, а предел огнестойкости – по ГОСТу 30247. Более того, ГОСТ 53295 прямо указывает, что данный документ применяется только для сертифицирования тонкослойных покрытий и не может применяться для оценки предела огнестойкости конструкций с нанесенными покрытиями.

Александр Забанных:

- В соответствии с ГОСТом 53295 огнезащитным тонкослойным покрытиям присваивается группа огнезащитной эффективности. Да, во время испытаний определяется время прогрева поверхности конструкций до критических 500 градусов, но это время не означает, что конструкция, обработанная данным огнезащитным покрытием, сохранит несущую способность в течение времени, указанного в характеристике группы огнезащитной эффективности в условиях реального пожара под нормативной нагрузкой. Проектировщики путают понятие огнезащитной эффективности и предела огнестойкости, который определяется по ГОСТу 30247. Сертификаты на тонкослойные огнезащитные покрытия не являются свидетельством предела огнестойкости конструкций, который может быть выявлен только в условиях огневых испытаний под нормативной нагрузкой по ГОСТу 30247.

Андрей Конышев:

- Говоря о конструкциях, наиболее подверженных пожароопасности, нельзя не упомянуть о несущих элементах воздуховодов, систем вентиляции и дымоудаления. Имеется в виду шпильки, траверсы, подвесы и т.п. несмотря на то, что нагрузка на них приходится небольшая. Они относятся к несущим элементам со всеми вытекающими требованиями.

- В последнее время в Екатеринбурге начали появляться высотные дома, небоскребы. Насколько они пожаробезопасны?

Михаил Ананьин, заместитель директора Строительного института УрФУ:

- Научные исследования идут по нескольким направлениям. Первое – помощь в разработке новых покрытий. Второе – разработка методик расчета конструкций. Как поведет себя стальная, алюминиевая или железобетонная конструкция при прямом воздействии огня – вопрос очень сложный. Мы только начинаем осознавать эту проблему, потому что появляются уникальные объекты – высотные, большепролетные конструкции и появляется заказ на исследования. Но основная сложность в проведении исследований – недостаток финансирования.

Виталий Смирнов:

- Разработаны методики расчетов огнестойкости металлических, железобетонных и деревянных конструкций – причем как без огнезащиты, так и с огнезащитой, как простые, так и более сложные. Но в соответствии со статьей 87 «Требования к огнестойкости и пожарной опасности зданий, сооружений, строений и пожарных отсеков» Федерального закона № 123-ФЗ «пределы огнестойкости и классы пожарной опасности строительных конструкций должны определяться в условиях стандартных испытаний по методикам, установленным нормативными документами по пожарной безопасности». Но дело в том, что таких документов, утверждающих методику расчета предела огнестойкости для тех или иных конструкций, пока не существует.

Михаил Ананьин:

- Надо учитывать, что все упомянутые методики – эмпирические, то есть построенные на результатах опытов. Они адекватно отражают работу только конкретной конструкции. Со временем, когда происходит смена конструктивных решений, эти методики становятся менее точными, теряют актуальность и применять их уже нельзя. Поэтому и необходимо комплексное исследование, разработка фундаментальных расчетных моделей, которые позволяли бы выполнять расчеты, не прибегая каждый раз к эксперименту. Современные возможности компьютерной техники и программное обеспечение позволяют это сделать. Конечно, эти задачи – непростые, многоэлементные. Но для этого необходимо получить заказ в рамках областной или федеральной программы.

Строительный производственный сектор не заинтересован в проведении научных исследований. Поэтому единственная возможность – это государственные конкурсы и гранты, бюджетное финансирование. А сегодня строительство «пролетает» мимо всех федеральных бюджетных программ.

- Какие новые технологии и применяемые в строительстве материалы могут повысить огнестойкость конструкций?

Лев Хорошавин, ведущий научный сотрудник Уральского филиала института МЧС России:

- Рассматривая статистику катастроф, можно сделать вывод о том, что за рубежом преобладают природные катастрофы, а в России – техногенные, на которые приходится до 60% случаев, в том числе и пожары. В борьбе с пожарами одним из направлений является применение высококачественных огнестойких покрытий, среди которых хотелось бы обратить внимание на так называемые фосфатные связи.

Дело в том, что эти материалы обладают очень многими качествами, необходимыми для огнестойких покрытий. Прежде всего, это высокая адгезия к дереву, бетону, металлу. Второе – они не теряют своих свойств при нагревании, а прочность только возрастает. Это наглядно доказывают огнеупоры на фосфатных связках колонны, сделанные из этого материала, при пожаре не рассыпаются, а наоборот, твердеют, подвергаясь спеканию.

Какие фосфатные связки применять? Самое дешевое – это экстракционная ортофосфорная кислота, которую выпускает Среднеуральский медеплавильный завод (г. Ревда) при изготовлении суперфосфатов. Качество связок зависит от наполнителя, который вводится в ортофосфорную кислоту. Если в виде такого наполнителя используются наночастицы разного состава, то этим получаем нанофосфатные связки, преимущества которых состоят в очень хорошей адгезии. Они проникают во все микропоры конструкций, причем на необходимую глубину.

Если к фосфатным связкам добавить золосферы, которые изготавливает Рефтинская ТЭЦ, то получится теплоизоляционное огнестойкое покрытие, выдерживающее температуру до 1400 градусов. Можно применять и более дешевые техногенные материалы, которых много. Если необходимо выдерживать высокую температуру, есть огнеупорные наночастицы – циклонная пыль с огнеупорных, цементных и металлургических заводов. Если требуется получить вспученные нанофосфатные связки, то к ортофосфатной кислоте добавляется металл, например железные опилки, при взаимодействии с которыми выделяется водород и происходит вспучивание. Еще более широка область применения многослойных нанофосфатных связок. Все эти технологии в области теплоизоляционных огнеупоров разработаны у нас, и мы готовы их предложить застройщикам.

- Какие проблемы еще необходимо решить для того, чтобы выстроить эффективную систему огнезащиты зданий – от этапа проектирования до эксплуатации построенного сооружения?

Андрей Конышев:

- Мы сегодня говорили об определении требуемой и фактической огнестойкости, о получении сертификатов по расчетным методам. Но как грибы после дождя начали рождаться сертификационные центры, которые за небольшие деньги выдают любой сертификат, причем безо всяких огневых испытаний. Правда, это характерно для центральных регионов России, на Урале ситуация пока под контролем.

Ольга Субботина:

- Необходимо решать вопрос повышения уровня квалификации специалистов. Например, главный инженер проекта должен не только знать строительные нормы, но и досконально знать и правильно применять нормы пожарной безопасности.

На одном из спортивных объектов в соседней области мы столкнулись с ситуацией, когда в проектной документации вовсе не было предусмотрено средств на обустройство огнезащитного покрытия металлоконструкций. Однако указанная высокая (90 минут) степень огнестойкости здания не обеспечивалась при помощи конструктивных решений.

Очень часто при проектировании не учитываются вопросы совместимости грунтовки и огнезащитной краски, тогда как огнезащитные краски сертифицируются для конкретных грунтовок. В результате проблемы возникают уже при нанесении.

- Как составляется список объектов, подлежащих надзору и по каким критериям?

Александр Забанных:

- Хотелось бы коснуться порядка работы надзорного органа с подрядчиками, выполняющими огнезащитные работы. Наши требования изложены на сайте Управления. Прежде всего, на выполнение огнезащитных работ должен быть выполнен проект организацией, имеющей соответствующий допуск СРО. До начала работ в УГСН необходимо зарегистрировать журнал производства работ, предоставить техническую документацию на огнезащитное покрытие, сертификаты на закупленную партию, протоколы огневых испытаний. В журнале должны фиксироваться результаты операционного контроля, подтверждающие выполнение требований технических условий по нанесению огнезащитного состава. В соответствии с Постановлением Правительства РФ № 468 от 21 июня 2010 года должен осуществляться строительный контроль за выполнением работ лицом, осуществляющим строительство (подрядчиком), застройщиком, заказчиком, либо организацией, осуществляющей подготовку проектной документации и привлеченной заказчиком (застройщиком) по договору для осуществления строительного контроля. Застройщик (заказчик) или привлекаемая по договору организация должны иметь допуск СРО на выполнение строительного контроля работ в области пожарной безопасности. Проведение контрольного мероприятия и его результаты фиксируются путем составления акта. Сведения о проведенных контрольных мероприятиях и их результатах отображаются в журнале работ с приложением к нему соответствующих актов. Мы рассматриваем проектную документацию, проверяем все расчеты, в том числе даем определение приведенной толщины металла, расчет потребного и закупленного количества огнезащитного покрытия, результаты строительного контроля, порядок ведения журналов, замеряем толщину покрытия в соответствии с проектом. Проверяем акты на выполнение работ. В случае необходимости и при отсутствии доказательных документов, имеем право направить на экспертизу по установлению идентификации нанесенного покрытия заявленному составу.

До сих пор приходится сталкиваться с тем, что заказчик направляет извещение об окончании строительства, но не предоставляет журнала производства работ. Этот вариант совершенно не рассматривается. В текущем году уже был случай, когда мы предписали на объекте снять все огнезащитное покрытие и нанести его заново в соответствии с техническими условиями. Хотелось бы еще раз подчеркнуть, что выполнение огнезащитных работ, их качество непосредственно влияют на устойчивость здания при пожаре, обеспечение безопасной эвакуации людей в случае пожара, создание условий для ликвидации пожарными подразделениями возможного пожара находится на особом контроле специалистов отдела пожарного надзора.

Как показало состоявшееся обсуждение, тема огнезащиты строительных конструкций вызывает сегодня повышенный интерес. И разговор о проблемах в этой сфере можно было бы продолжать до бесконечности. Мы будем держать руку на пульсе событий и приглашаем руководителей строительных предприятий, производителей стройматериалов и огнезащитных покрытий, специалистов надзорных органов высказать на страницах журнала свое мнение по затронутым вопросам.


Скачать статью в формате pdf